Я говорю с детьми, как со взрослыми, – это мой самый главный принцип.

Time OutНадо наказывать детей или нет? Наверняка все родители не раз задавали себе этот вопрос. Конечно, никаких физических наказаний быть не должно. Но совсем без наказаний тоже нельзя, потому что дети – маленькие людоеды. Они сразу поймут, что им сходит с рук что угодно, и тогда – держитесь!

Когда я была молодой мамой, у нас в семье произошел неприятный случай: в доме пропали деньги. Причем ситуация была нелегкая, потому что один ребенок у меня был приемный, а другой – свой. Моему – три года, приемному – шесть. Мне приходилось все время себя контролировать, чтобы не показалось, будто к своему ребенку я отношусь с любовью, а ко второму – отстранено и вежливо. Ведь такое отношение очень травмирует психику ребенка.

К тому же мы жили очень бедно, потому что оба были научными сотрудниками. Я получала 120 рублей, муж – 140. Мой отец от нас ушел, а мама-пенсионерка помогала с детьми. Тогда большинство людей так жили. Деньги у нас считались практически до копейки – от зарплаты до зарплаты. Дома был маленький загашник, который находился под постоянным контролем. И вот однажды там исчезли деньги. Кто их мог взять в квартире, где мы живем? Водопроводчики не ходили, авантюристов среди наших друзей не было. Понятно, что дети.

Муж был в бешенстве, чуть ли не с кулаками готов на них наброситься. У меня тогда было совсем мало опыта, но все-таки я инстинктивно поняла, что надо делать. Сказала мужу: «Спокойно!», пошла в комнату к детям и спрашиваю: «Показывайте, что купили на сворованные деньги». Получается, что я взяла их на понт, сделала вид, что уже все знаю – кто и что стащил. Иначе они начали бы врать и выкручиваться, а так они молча посмотрели друг на друга и вытащили две подзорные трубы, причем одинаковые. Я им говорю: «Какие же вы дураки! Хоть разное покупали бы, чтобы потом меняться! Зачем вам подзорные трубы?» Оказалось, они решили из окна наблюдать в подзорную трубу за тем, что происходит во дворе. Денег эти трубы стоили немерено, потому что там была сумасшедшая оптика. Случилось это в ноябре. И я сказала: «Ну что, теперь будет вам наказание: считайте, что вы сами себе Деды Морозы. Вы эти трубы и получите на Новый год!» Я все это выдержала до конца. То есть праздник был, елка была, а подарков не было! Дед Мороз обиделся. После этого ничего подобного не повторялось.

Я до сих пор придерживаюсь таких же методов – есть проступки, которые надо приостанавливать. Они нехорошие и действительно могут потом вырасти в привычку, но все равно нельзя позволять себе ни ремней, ни крика.

Я считаю, с детьми нужно обращаться, как на работе с нерадивыми сотрудниками. Чтобы ребенок не поступал так, как не надо, ему нужна мотивация. Лучше всего добиться от детей собственной ответственности. Вы забрали деньги у родителей без разрешения? Вы остались без подарков, потому что отвечаете за свои поступки.

Я и свою дочку Машу воспитываю точно так же: наказываю ее очень редко, скорее нахожу компромисс. Примерно так: «Уроки, Маш, сделала?» – «Нет». – «Ну, тогда делай». – «А у меня тут мультик такой интересный!» Я говорю: «Ну ладно, смотри свой мультик, но после этого принеси мне и покажи, как ты сделала уроки. Договорились?» – «Да». Я считаю, что легче дать посмотреть мультик, чем долго препираться. Если мультик закончился, а уроки все не делаются, я напоминаю об ответственности: «Мы же договорились! Ты сказала «да», это теперь твое слово, и ты несешь за него ответственность».

Если у ребенка есть какая-то мотивация, надо этим пользоваться. Мальчишкам я говорила: «Если вы хотите ходить в суперджинсах, рассекать на машинах и иметь благополучные семьи, то поймите, что без образования у вас ничего не получится. Вам сейчас 15 лет, но когда вы вырастете, то будете несчастными мужиками, на которых жены с утра до вечера орут». Когда с детьми говоришь по-взрослому, они все понимают. Они же видят, как живут взрослые. Нам только кажется, что они ничего не знают, а они все замечают!

Еще пример: моей Маше надо зубы исправлять, а она брекеты носить не хочет, хоть ты умри. Я ей говорю: «У тебя есть какие-нибудь друзья в школе?» – «Есть». – «Нравится какой-нибудь мальчик?» – «Нравится». – «И как он к тебе относится?» – «Хорошо». – «Это сейчас он к тебе относится хорошо, а в 17 лет он увидит твои кривые зубы и поменяет тебя на другую девочку, у которой зубы прямые. Чтобы мужчинам нравиться, надо, чтобы зубы были красивые!» И она все понимает.

Я говорю с детьми, как со взрослыми, – это мой самый главный принцип.
Автор: Ирина Хакамада

Взрослые дети и взрослые родители

Взрослые дети и взрослые родители

История взаимоотношений с родителями может быть очень простой. Родился человек, побыл в симбиозе с мамой, начал ходить, вначале при этом оглядывался на маму и, подбадриваемый ее, шел дальше, брал пример и поддержку от папы, и дальше все шел и шел более самостоятельно своей дорогой, а родители оставались позади и смотрели с любовью ему в след.

А потом появляется собственная семья, собственный ребенок, который также уходит. И вот уже ты смотришь ему в след с любовью и надеждой, что он будет счастлив. То есть мы отделяемся от своих родителей, создаем свою семью, в которой появляются дети, которые в своё время отделяются от нас и выходят в собственное плавание. Все очень просто и гладко в такой последовательности. Ведь родители хотят нам счастья, хотят, чтобы мы становились сильными и могли сами идти по жизни. И мы хотим счастья своим детям, хотим, чтобы наши дети смогли научиться самостоятельности и могли уверенно ходить по жизни сами. Все вроде бы очень просто.

мать-и-дочь3Но в жизни почему-то так просто бывает далеко не всегда. А чаще бывает сложно и запутано: родители совсем не готовы «смотреть своим детям в след», а продолжают «идти рядом, стараясь поддержать, оградить и наставить».

А бывает еще и так, что родители «устраиваются у своих детей на руках» так, чтобы те «несли их», пока идут своим жизненным путем. И, что бывает еще чаще, родители готовы меняться с детьми этими ролями: то сами «понесут» своего взрослого ребенка, то «влезут ему на руки». Мама, продолжающая контролировать свою взрослую дочь или сына, и мама, которая ожидает, что она останется самым важным человеком в жизни дочери или сына, так как «мужья / жены приходят и уходят, а мама у тебя одна» — это одна из очень частых ситуаций, рассматриваемых во время психотерапии.

Очевидно, что для большинства родителей дети являются чем-то большим, чем просто детьми, которых надо научить определенным навыкам и пустить в сольное плавание. Давайте рассмотрим 3 наиболее частые причины, почему все так запутано, почему родители не оставляют детей идти самостоятельным путем, а идут рядом с ними. Хотя причин, несомненно, больше, но всех сразу не охватить.

1. Дети как реализация мечты родителей.

Мама не имела возможности защитить кандидатскую, научиться кататься на коньках или водить машину. Теперь взрослая дочь или сын время от времени выслушивает от мамы, как важно современной женщине (современному человеку) иметь водительские права, кандидатскую степень или некоторую коньковую спортивность. Интенсивность внедрения мамы со своими мечтами в жизнь дочери или сына будет зависеть от того, насколько эти мечты были важны для нее самой, насколько она не смирилась с тем, что их не реализовала, и насколько дочь или сын в момент такого внедрения является продолжением мамы, а не отдельным человеком.

2. Дети как смысл жизни.

podrostok-problemy_otcov_i_detejТипичная ситуация: вечно «плохая» дочь, которая «все делает не так» и мама вынуждена ей указывать на ее ошибки. Такая дочь выходит замуж не за того человека, воспитывает своих детей неправильно, работает не там и не в той должности. И ведь часто дочь пытается что-то исправить. Иногда даже разводится. Правда, все равно находится то, что «не так, неправильно». Дочери может казаться, что мама будет удовлетворена, если она что-то исправит в своей жизни. Но парадокс в том, что маме нужно, чтобы дочь было «плохой», так как исправлять ее, указывать на ее ошибки, переживать за нее, сердиться на нее – все это и составляет смысл жизни. Жизнь станет пустой, если в ней исчезнет борьба с «бестолковостью» дочери. Поэтому, попытки дочери стать лучше обречены на провал – матери нужна именно привычно «плохая» дочь, чтобы было ради чего жить.

3. Ребенок как заменитель супруга.

Конечно, речь идет не о сексуальном использовании детей. Мы говорим о среднестатистических родителях, которые любят своих детей и не хотят наносить им вред. Ребенок может заменять супруга в психологическом плане. В чем функции супругов? Что они дают друг другу кроме секса? Психологическую поддержку, совет, возможность поговорить, выговориться по поводу проблем, если нужно, возможность просто провести время вместе. Когда супруги отходят эмоционально друг от друга по тем или иным причинам (сейчас не об этих причинах речь), один из них может начать втягивать в отношения ребенка. И тогда мама и дочь становятся «подружками». А когда приходит время выходить замуж, альянс двух женщин может оказаться более прочным, чем любые отношения с мужчинами. В результате отношения с мужчинами кратковременные, подтверждающие, что «мужчины будут приходить и уходить, а мама forever».

csy b vfnmИли сын становится маленьким мужчиной для своей мамы. Мама умиляется, что, когда она плачет после ссор с мужем, маленький мальчик гладит её по голове и утешает. А потом они ходят вместе в театр. Иногда их даже принимают за пару, если женщина достаточно молода. И когда он становится взрослым, мама убеждена и убеждает сына, что «он не сможет найти женщину, которая была бы достойна его».

Конечно, взрослые дети могут жениться (или выйти замуж), но мамы будут вмешивать в их семейную жизнь, потому что … ну, вы понимаете.

И тогда происходит следующее. Или взрослые дети вынуждены «прорываться», отделяться, рвать, иногда «с кровью» и с болью свою связь с родителями, для того, чтобы получить свое право на самостоятельность, собственную семью и собственное развитие. Или детям приходится, как это ни грустно, оставаться «детьми», «пока смерь не разлучит их» с родителями. Хотя и после их смерти мы несем родителей в себе, в своей голове, в своей психике. Несем их запреты, их взгляды на нас, их взгляды на жизнь. Но это уже, как говорится, другая история.

Автор — Гожий Игорь Владимирович, врач-психотерапевт, семейный терапевт, аккредитованный и сертифицированный психолог-консультант Европейской Ассоциации Консультирования (ЕАС), специалист по детско-родительским взаимоотношениям.

Приглашаем:  «Родители и дети.Семья как территория любви» тренинг Инны Захаровой (13-14.12.14)

Hide me
Подпишитесь для получения бесплатных материалов и новостей
Email * Имя *
Show me